«Будем исходить из главного: защита жизни и здоровья людей. И только опираясь на экспертное мнение, применять максимально безопасный режим работы отраслей, отдельных предприятий и организаций.

Действовать, безусловно, будем предельно аккуратно, понимая, что экономику полностью остановить невозможно, но надо минимизировать негативное влияние эпидемии на занятость, доходы граждан», - заявил президент Владимир Путин не так давно на совещании по вопросу о санитарно-эпидемиологической обстановке в стране.

Экономика России пострадала не только от пандемии коронавируса, но также от значительного снижения нефтегазовых цен и от последствий предшествующей стагнации. Если за 100%, по нашей оценке, принять снижение социально-экономических показателей в настоящий кризис, то 50% придётся на коронавирусную пандемию, 30% - на сокращение нефтегазовой выручки и 20% - на переходящие негативные тренды от стагнации.

В отличие от стагнации, которая не содержит механизма перехода к социально-экономическому росту, а, напротив, вызывает негативные тренды, в кризис складываются условия «отскока» экономики от дна и возможного перехода к развитию народного хозяйства.

В своей статье «О необходимости новой социально-экономической политики» доктор экономических наук, профессор, академик Российской академии наук Абел Аганбегян анализирует условия «отскока» в России, в  которой использует широкий массив статистической информации. С разрешения автора, мы знакомим читателя с научной статьей, впервые опубликованной в журнале «Среднерусский вестник общественных наук» (том 15, №3, 2020 г., Среднерусский институт управления – филиал РАНХиГС).

- Такой значительный послекризисный «отскок» будет в 2020-2021 гг., и это очевидно: он уже начался. Многие отрасли, и прежде всего промышленность и строительство, в подавляющем числе регионов начали работу. Сельское хозяйство её не прекращало. Восстанавливаются транспорт, торговля, открывается общественное питание, вновь стали работать многие предприятия и организации, оказывающие услуги. И естественно, что работающие люди получают доходы. Значительная часть безработных в период самоизоляции вернулась на работу, сразу возросли доходы, и из месяца в месяц это будет улучшаться.

С другой стороны, возросли цены на нефть. В июне средняя цена составила 41,9 доллар за нефть Urals против 18,2 долларов в апреле. Опять выросли и объём продукции, и налоговые поступления в бюджет.

Но этот «отскок» будет постепенным и неполным до завершения вакцинации от коронавируса и полной отмены здесь ограничительных мер. Да и нефть и по объёмам добычи, и по цене в обозримом будущем не возвратится к прежним высоким значениям. Соответственно и курс рубля, который колеблется около 70 руб. за доллар, не вернётся в ближайшие годы к докризисным значениям.

Нам выпал уникальный шанс воспользоваться послекризисным подъёмом, подхватить его за счёт дополнительного финансирования и после кризиса не вернуться к стагнации, а перейти, скажем, с 2022 - 2023 гг. сначала к 3-процентному, а затем и 4-5-процентному социально-экономическому ежегодному росту к 2024 - 2025 гг. Всё зависит от того, сколько средств мы изыщем для подъёма нашей экономики и социальной сферы и насколько эффективно и правильно их используем.

Если эта антикризисная программа не будет серьёзно скорректирована в ходе её выполнения, то Россия после кризиса опять окажется в стагнации. И наши негативные тренды, тянущие экономику вниз, усилятся. Этого допустить никак нельзя. Поэтому предлагаю осуществить всеобщую мобилизацию необходимых огромных финансовых ресурсов на преодоление кризиса, с тем чтобы «перепрыгнуть» стагнацию и добиться ускоряющегося социально-экономического роста: 3% в год в 2022- 2023 гг., 4% - в 2024- 2025 гг, 5% - в 2026- 2028 гг. и 6%- в 2029- 2030 гг. и в долгосрочной перспективе до 2035- 2040 гг. Трудно будет в следующем году обеспечить более полную занятость, особенно в неформальном секторе, восстановить фондовый рынок. При этом самое трудное дело - восстановить и развить малый и средний бизнес, который особенно сильно пострадает в этот кризис. Так что число его субъектов снизится с 19 млн. занятых до примерно 12 млн. по некоторым оценкам» - отмечает академик РАН Абел АГАНГЕБЯН.


 

СКОРО в ОРЛЕ

Несколько слов

«В чемодане оказалось пустое место, и я кладу в него сено; так и в жизненном нашем чемодане: чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было».
Иван Тургенев «Отцы и дети»

Реклама на cайте 

 

Наши рекламные предложения заслуживают внимания. Подробнее

реклама 

 

 

 

 

МЫ ВКОНТАКТЕ