«По итогам 2017 года в результате наших усилий около 130 млн рублей осталось в бизнесе, у предпринимателей. Это те деньги, которые предполагалось доначислить или изъять в виде штрафов, пеней и т. д», - рассказал Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Орловской области Евгений Лыкин в интервью «Орловской городской газете».

– Евгений Геннадьевич, как, на ваш взгляд, сегодня складываются отношения бизнеса и власти, что меняется?

– Если говорить о деятельности контрольно­надзорных органов за последние, примерно, три года, конечно, давление на бизнес снизилось. Хотя предприниматели, которых мы опрашивали, говорили, что давление осталось на прежнем уровне. Но вот такая деталь: когда мы спрашивали, сколько раз вас в этом году проверяли, отвечали — нисколько, а давление почему­то на прежнем уровне (улыбается).

Одно из наших полномочий – участие в проверках бизнеса. Каждый предприниматель вправе заявить об участии уполномоченного в проверке. И это возможно только по желанию самого предпринимателя. При этом многие контрольно­надзорные органы, например, МЧС, Роспотребнадзор, Россельхознадзор ставят в известность предпринимателя о том, что он может пригласить уполномоченного для участия в проверке.

В прошлом году мы участвовали в 17 проверках. Кроме того, принимали участие в 22 судах. Но главное, нам удалось выстроить систему досудебного урегулирования споров в отношении предпринимателей. Здесь срабатывают соглашения о взаимодействии и сотрудничестве, которые мы заключили с контрольно­надзорными органами. Например, мы первые в России подписали дополнительное соглашение с УМВД по Орловской области. Теперь уполномоченный может присутствовать при проведении гласных оперативно­розыскных мероприятий в отношении предпринимателей. Мы уже присутствовали при проведении выемок, обысков, проверке заявления о готовящемся преступлении.

Еще одним результатом нашего взаимодействия стало сокращение применения спецпод­разделений в отношении предпринимателей. Если раньше так называемые маски­шоу проводились по поводу и без повода, то в результате наших переговоров органы внутренних дел минимизировали применение такого способа.

– Что изменится для бизнеса в наступившем году?

– В Госдуму уже внесен проект закона о контроле и надзоре в РФ. Это глобальный закон, который изменит общественные отношения в этой сфере. В его основу положен риск­ориентированный подход к контрольно­надзорной деятельности. Основной критерий таков: насколько опасен для жизни, здоровья, экологии конкретный вид деятельности, настолько интенсивнее он будет подлежать конт­ролю и проверке. Если это неопасное или низко опасное производство или деятельность, то они не нуждаются в контроле. К опасным видам деятельности будет повышенное внимание со стороны госорганов, вплоть до того, что по отдельным видам деятельности вменяется в обязанность содержать штатных специалистов по обеспечению безопасности. Это уже четвертая попытка внести закон в Госдуму. У института уполномоченных отношение к нему критическое. Главное здесь – не навредить и не ухудшить положение бизнеса.

– Какой показатель вашей работы считаете самым важным? Это количество обращений, консультаций предпринимателей?

– Могу сказать, что в прошлом году к нам обратились свыше тысячи предпринимателей, мы рассмотрели почти 300 жалоб. Но результат деятельности уполномоченного по защите прав предпринимателей можно оценить в реальных деньгах. Например, по итогам 2017 года в результате наших усилий около 130 млн рублей осталось в бизнесе, у предпринимателей. Это те деньги, которые предполагалось доначислить или изъять в виде штрафов, пеней и т. д.

Сегодня главная тема и для правительства региона, и для руководителей муниципальных образований – инвестиции в экономику субъектов. Это трудная задача. Но ведь инвесторы могут приходить не только извне. Есть и другой вид инвестирования — внутренний, то есть развитие экономики за счет существующих предприятий, наращивания мощностей, увеличения количества рабочих мест. Мы порой бегаем за журавлем в небе, а свои синицы — рядом и завтра они могут стать журавлями.

– С какими проблемами приходят к вам предприниматели? В последние годы болевых точек у бизнеса стало меньше или больше?

– Могу точно сказать, что спектр проблем расширился. Например, в минувшем году, одним из важных вопросов, на мой взгляд, было ущемление сельхозпроизводителей в применении механизма субсидирования процентной ставки по кредиту. Постановлением Правительства РФ был установлен механизм, который, во­ первых полностью исключил позицию и мнение субъекта федерации при выделении субсидии, и, во­вторых, нарушил принцип равной доступности субсидий. В результате большая часть сельхозпроизводителей субсидии не получили. А получили их два крупных холдинга. Хорошо, что в этой ситуации эффективно сработал областной центр микрофинансирования – подставил плечо сельхозпроизводителям, и они как­то смогли выкрутиться.

Недоступность кредитных ресурсов для предпринимателей продолжает оставаться больной темой. Процентная ставка все еще высока.

Одна из системных проблем – цены на энергоносители. Недавно предприниматель пожаловался: газовики подняли плату за обслуживание с 11 тыс. рублей до 34 тысяч без каких­либо обоснований. Есть жалобы на присоединение к сетям: от момента принятия решения до фактического присоединения проходит 9 месяцев, а иногда и год.

Долги по контрактам

– Особо хочу отметить еще одну проблему регионально­муниципального значения — это задолженность по государственным, муниципальным конт­рактам. Сложилась уже какая­то система – не рассчитываться по контрактам. Хотя приняты изменения в закон, которые обязывают в 30­дневный срок рассчитаться с субъектами малого бизнеса. Есть требования не расторговывать необеспеченные финансами закупки. Тем не менее, практически в систему превратились задержки по платежам. А ведь речь идет о малом бизнесе, который и так ограничен в средствах. Хочу предупредить руководителей муниципальных предприятий, бюджетных учреждений о том, что ФАС вправе привлекать неплательщиков к административной ответственности. Какой бы долг ни был, минимальный штраф на должностное лицо — 30 тыс. рублей. А если допущено повторное нарушение, то руководитель подлежит дисквалификации.

Гаражная экономика

– Почему многие предприниматели по­прежнему предпочитают работать в тени? Гаражная экономика никуда не делась, несмотря на все попытки властей легализовать эту деятельность.

– Причина, которая подталкивает малый и микробизнес к уходу в тень, — это выстроенная система социальных отчислений. 30 % отчислений с фонда заработной платы в социальные фонды – это неподъемная ноша для большинства субъектов предпринимательской деятельности, и в первую очередь, – занятых в услугах.

Считается, что вот сейчас повысим уровень минимальной зарплаты, и все станет хорошо. Формально мы повышаем налогооблагаемую базу для пополнения бюджета, а также Пенсионного фонда и фонда соцстрахования. Но при этом подталкиваем другой процесс: предприниматель, который уже был на грани выживания, закрывается и завтра придет за пособием по безработице. А тот, кто более­менее работал, склоняется к тому, чтобы вообще не устаналивать трудовые отношения.

 

Сегодня и «гаражник», и человек, работающий «вбелую» на трех работах, и тот, кто в основном находился в местах лишения свободы, в итоге получают пенсию с разницей примерно в 1­2 тыс. рублей от минимальной. Так не должно быть.

– А что с законом о самозанятых? Он фактически провалился?

– Этот закон должен был получить широкую сферу правоприменения, в него предполагалось внести около 60 профессий. А вошло только четыре. Но главное, это был не фискальный проект, а социальный, который включает человека в общую среду. Провал идеи произошел из­за аппетитов Минфина. Ведь вносились предложения, что годовая ставка для самозанятых не должна превышать 10 тыс. рублей практически по всем видам деятельности. Но Минфин выдвигал заоблачные цифры.

– В прошлом году бизнес переходил на онлайн­кассы. Как вы оцениваете этот процесс?

– На наш взгляд, первый этап перехода на кассы нового поколения прошел успешно. Потерь бизнеса по этой причине не было. Проблемы были только в самом начале, когда из­за стечения ряда обстоятельств возник ажиотажный спрос на кассы, и их стоимость резко выросла. Сейчас решено компенсировать бизнесу затраты на онлайн­кассы в размере 18 тыс. рублей – на эту сумму предприниматели смогут уменьшить налоги.

Второй этап внедрения онлайн­касс будет продлен с 1 июля 2018 года до 1 июля 2019 года. Мы предложили расширить перечень видов деятельности, где можно не приобретать кассу. Рассчитываем, что в него войдут парикмахерские, услуги индустрии красоты, шиномонтаж.

Людмила Федосова, «Орловская городская газета»


Несколько слов

Ничего не должно запрещать законами, кроме того, что может быть вредно или каждому особенно, или всему обществу. Екатерина II

Реклама на cайте 

 

Наши рекламные предложения заслуживают внимания. Подробнее

 

 

 

«Умный дом»: все под контролем, даже если вы далеко

Весной 2018 года «Ростелеком» предложил орловцам пакетный сервис «Умный дом».

 

4 сентября на центральной площади Орла состоится редкое, если не сказать, небывалое для нашего города культурное событие.

Сенатор Нарышкин 

«Такие люди нам нужны в столице», — говорил про него император Александр III. А Сергей Витте называл его столпом российского консерватизма.

Таинственный замок генерала Охотникова

В Колпнянском районе есть замок, построенный с элементами готики, классицизма и модерна одновременно.

 

Поиск

МЫ ВКОНТАКТЕ