21 марта 1943 года в Орловской области военнопленные из состава Армянского легиона подняли восстание.

В 1941-1942 годах из-за просчетов высшего командования в немецкий плен попали десятки тысяч красноармейцев разных национальностей. То, что Гитлер сформировал из них армию Власова, факт общеизвестный.

Но были еще и национальные легионы: азербайджанский, армянский, грузинский, волжско-татарский, туркестанский и северокавказский. Немцы начали их формировать в конце 1941 года.

Легионеры носили немецкую полевую форму. От солдат действующей немецкой армии их отличала национальная эмблема на правом рукаве. У армян на ней был трехцветный флаг и надпись ARMENIEN.

Формирование Армянского легиона немцы завершили в Полтавской области в феврале 1943 года. Легион состоял из трех батальонов. Один из них, под номером I/125, погрузили в эшелон и отправили в Орловскую область…

Свои среди чужих

В конце февраля эшелон медленно вполз на станцию Клетня (ныне Брянская область). Это был партизанский край и важный узловой центр. Немцы превратили его в укрепрайон, где было все: посты, бункеры, вышки, бесконечные ряды колючей проволоки.

Батальон разбили на мелкие подразделения. В его задачи входили охрана объектов в Клетне и Акуличах, патрулирование местности, участие в карательных операциях.

Наслушавшись легенд о кровожадности кавказцев, нацисты полагали, что армяне будут резать партизан и непокорное население кинжалами. Но все было не так. Черноволосые мужчины в немецкой форме в часы досуга танцевали под звуки зурны, с населением доброжелательно общались на русском языке.

12 марта бойцы 1-й Клетнянской партизанской бригады под командованием Федора Данченкова взорвали на станции Акуличи мост. Во время операции партизаны взяли в плен одного из армянских легионеров. На допросе он рассказал, что в его батальоне действует подпольный антифашистский комитет под руководством бывшего аспиранта Ленинградского института Акопа Чобаняна.

Собрав необходимую информацию, командование бригады поручило подпольщикам Клетни установить с патриотами связь. Подпольщикам передали подборку советских газет и отпечатанную в партизанской типографии листовку. В ней легионеров призывали перейти к партизанам. Встреча произошла на конспиративной квартире в Клетне. Чобанян и несколько его соратников вышли на связь с подпольем. А 17 марта через связных стало известно, что армянские легионеры просят о встрече с командованием партизанской бригады.

Ящик тола

Вечером 18 марта из Клетни выехали сани, запряженные лошадью. Ими управлял местный житель Сергей Максимов. Проезжая посты, он приветствовал немецких патрульных как старых знакомых. Выехав на дорогу, лошадка бодро побежала в сторону леса. Сергей с детства сильно хромал, и немцы ему как «убогому» разрешали ездить за дровами. Никому не могло прийти в голову, что Максимов — опытный подпольщик.

Под сеном в санях прятался Чобанян, которого везли на встречу с командованием партизанской бригады: комбригом Данченковым и комиссаром Ильей Гайдуковым.

Чобанян о себе рассказал по-военному лаконично: «Служил в 386-й стрелковой дивизии. Участвовал в обороне Севастополя. После контузии попал в плен». Далее последовал рассказ о подпольном комитете.

— Вы прошли трудный и опасный путь. Что вы решили делать? — спросил Данченков.

— Мы готовим вооруженное восстание, — последовал ответ.

В ходе встречи стороны разработали смелый план: 22 марта ровно в час ночи, после объявления тревоги, армянские патриоты должны были уничтожить в Клетне штаб, немецкие казармы, предателей, взорвать лесопилку и уйти в лес. Тем временем партизаны должны были отвлечь немцев ложным наступлением на Клетню. Для перехода к партизанам условились о пароле.

20 марта старший политрук бригады Васькин по просьбе Чобаняна привез в деревню Павленки ящик тола, детонаторы и несколько магнитных мин. Оттуда боеприпасы доставили в Клетню. Стрелки часов отсчитывали последние часы…

Вечером 21 марта партизаны двинулись к Клетне. Ночь была непроглядно темной, дул сильный ветер, накрапывал мелкий дождь. За пять километров до станции бойцы разбились на две группы. Дойдя до опушки, они услышали выстрелы, взрывы ручных гранат, собачий лай. Над Клетней бушевало огненное зарево…

«Всем пробиваться к лесу!»

Позже участники восстания рассказывали, что за несколько часов до его начала в Клетню прибыл поезд. Из него «высыпали» немецкие автоматчики. Они спешно окружили поселок, взяли под контроль улицы и дороги, у лесопилки выставили пост. Вскоре Чобаняну из Акуличей позвонило доверенное лицо. Он сообщил, что к ним тоже нагрянули немцы. Патриотам стало ясно, что их предали.

Немцы приказали легионерам не покидать помещений, а затем начали под различными предлогами вызывать армян-командиров в штаб. Первым «пригласили» Кантарджяна, затем Саркисяна. Но когда пришли за Чобаняном, посланцев тут же разоружили, связали и заперли в караульном помещении.

— Немедленно выступаем! Всем пробиваться к лесу! — приказал Чобанян. Патриоты схватили автоматы и гранаты. Во дворе они бросились к доту, где стоял станковый пулемет. Его расчет состоял из их земляков, которые присоединились к ним. Завязался бой…

Услышав стрельбу, партизаны Данченкова бросились вперед. У северной окраины Клетни они увидели бегущих через поле людей. Под вспышки осветительных ракет люди отстреливались, падали, кто-то полз. Следом напирали немцы. Пытаясь прикрыть патриотов, партизаны залегли в снегу и открыли огонь. Под его шквалом гитлеровцы отступили. За двадцать метров до леса партизаны остановили выживших армян окриком: «Стой! Кто такие? Пароль?» Последовал хор голосов: «Арарат».

Эпилог

На следующий день после восстания его участники выстроились у землянки штаба партизанской бригады. На вопрос Данченкова, желают они быть самостоятельным подразделением или распределить их по ротам, воины-армяне дружно заявили: «Распределите среди партизан».

Всего в ходе восстания к партизанам пробились 76 армян-легионеров. Тех, кто не успел, немцы расстреляли, повесили, отправили в концлагерь. А сам батальон был расформирован. Гестапо также уничтожило членов клетнянского подполья. О подготовке восстания немцы узнали от предателя, служившего в легионе.

В октябре 1943 года бригада Данченкова вошла в состав 50-й армии Баграмяна.

После войны Акоп Чобанян работал в Тбилиси в райкоме партии. Он и его земляки до 80-х годов поддерживали связь с бывшими однополчанами. Часто приезжали в Брянск на встречи ветеранов.

…Однажды по пути в Брянск в поезде у них украли чемодан с «драгоценным» грузом — армянским коньяком.

Факты, изложенные в этом материале, впервые были опубликованы в газете «Просторы России» в 2010 году. Автор делал материал на данных архива и рассказах очевидцев.

Автор Александр Алоян


реклама

«Телеком-2019»: перед рывком в 5G

В середине апреля в Москве состоялся XV ежегодный международный форум операторов связи «Телеком 2019: расширяя границы в цифровое будущее». Журналист «ВО» принял участие в этом событии. Подробнее

«Орелстрой» нацелился на федеральный ТОП застройщиков

Крупнейший строительный холдинг Орловской области «Орелстрой» ставит перед собой по-настоящему большие, амбициозные задачи и строит планы федерального уровня. О них и не только «ВО» рассказал новый главный исполнительный директор холдинга Дмитрий Сучков. Подробнее

Осторожно - газ!

Несколько слов

Многие склонны путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство».

Михаил Салтыков-Щедрин

Реклама на cайте 

 

Наши рекламные предложения заслуживают внимания. Подробнее

 

 

Поиск

Пароль «Арарат»

21 марта 1943 года в Орловской области военнопленные из состава Армянского легиона подняли восстание. 

История учебных заведений города Орла

Больше века назад орловский журналист и краевед П.И. Кречетов писал: «Сравнительно с другими городами г. Орел может считаться просвещенным городом. В нем есть такие учебные заведения, которыми не всякий губернский город может похвалиться…»

 

 

МЫ ВКОНТАКТЕ